Несмотря на разногласия между Сэмом и Дином в четвертом сезоне, Джаред Падалеки и Дженсен Эклз все равно остаются лучшими друзьями! Во время их подготовки к пятому сезону «Официальный журнал Сверхъестественного» поговорил с Джаредом и Дженсеном о том, почему они избегают звездных сплетен, о наблюдениях друг за другом на экране. Парни доказали, что находятся на одной волне, даже когда далеки друг от друга… Читайте далее, смотрите сканы.

Сканы статьи:
Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители Джаред и Дженсен   Хранители

Перевод: Funnyghost

«Дженсен Эклз и таинственная девушка сбежали в Лас-Вегас, затем на реактивном самолете вылетели в Африку для усыновления пяти близнецов!» Ну, этого никогда не было. Но мы можем сказать, что это было, а Дженсен Эклз даже не заметит этого. «Официальный журнал «Сверхъестественного» поймал Эклза в перерыве между четвертым и пятым сезонами; актер не выглядит слишком озабоченным тем, что таблоиды могут вмешиваться в его частную жизнь. «Знаете, что», сказал он, «я уверен, что слухи ходят, но я стараюсь не обращать внимания на Us Weekly, OK! Magazine, The National Enquirer, на чаты, блоги и все остальное. Кроме того, у них есть рыбки покрупнее — им нет дела до меня. Я снимаюсь в сериале в Ванкувере, так что, я думаю, что их больше интересуют вещи вроде «Танцев со звездами».

«Всплыла шокирующая правда: Джаред Падалеки, воспитанный приемными родителями, на самом деле является сыном Снежного человека и инопланетянина!» Впрочем, и это неправда. Но, опять-таки, мы можем написать целую статью с подделанными фотографиями, и Падалеки не будет ничего подозревать. «Вообще-то, я о себе не читаю», откровенничает он. «Я стараюсь держаться подальше от этого. Когда я только начал актерскую карьеру и играл в «Девчонках Гилмора, я прочитал однажды: «Я думаю, Джаред просто ужасен. Он выглядит как маленький ребенок». И с тех пор я перестал читать такие вещи».

Очевидно, что звезды «Сверхъестественного» не проводят перерыв в съемках, попадая в светские хроники; но тогда чем же они занимаются? «Просто общаюсь со своей семьей, друзьями и расслабляюсь», говорит Падалеки. «Четвертый сезон был масштабным. Это был действительно тяжелый год. Лучшие сценарии за все четыре года, но очень насыщенные, эмоциональные, и нам пришлось выложиться по полной. Смерть Кима Мэннерса и некоторые другие удары, которые пришлось пережить сериалу, сделали год длинным и тяжелым, так что мне был нужен отпуск».

Наряду с возможностью повидаться с семьей и друзьями, актеры отдохнули в Австралии и Великобритании, где они участвовали в конвенциях «All Hell Breaks Loose» и «Asylum», соответственно. Эклз отметил, что они наслаждаются такого рода поездками. В конвенциях (неважно, проходят ли они заграницей или в Лос-Анджелесе) есть еще одна замечательная сторона — актерам удается провести время со старыми друзьями, а именно, с бывшими приглашенными звездами из «Сверхъестественного». Например, актерский состав, который участвовал в вышеупомянутых конвенциях: Мэтью Коэн (молодой Джон Винчестер), Эми Гуменик (молодая Мэри Винчестер), Алдис Ходж («Особенный ребенок» Джейк Тэлли), Фредерик Лехне (Азазель, известный также как Желтоглазый демон), Саманта Смит (Мэри Винчестер), Ричард Спейт-мл. (Трикстер), Алона Тэл (Джо Харвелл), Габриэль Тигерман (Энди Галлагер), и Чарльз Малик Уитфилд (Специальный агент Виктор Хенриксен), а также Миша Коллинз (Кастиэль) и Джули МакНивен (Анна).

«Это замечательно», соглашается Падалеки. «Они все превосходные актеры». И он говорит это искренне: вы чувствуете, что Падалеки любит работать с актерами, которые присоединяются к нему и Эклзу на съемочной площадке в Ванкувере. «Сверхъестественное» — сериал о Сэме и Дине, а также о персонажах, окружающих их. У нас бывает много новых приглашенных звезд, столько людей приходит и уходит в каждом эпизоде; поэтому нам нужны действительно сильные личности, которые могут впечатлить своей игрой, и у нас так и бывает, что очень приятно. Я люблю работать с Дженсеном, и люблю сцены между Сэмом и Дином, но мне действительно нравиться смотреть, что происходить вокруг Сэма и Дина в мире «Сверхъестественного». И Миша Коллинз, и Женевьев Кортез (Руби), и Курт Фуллер (Захария), и Джули МакНивен (Анна), и, конечно же, Джим Бивер — все приглашенные звезды четвертого сезона проделали превосходную работу».

Для поклонников жанра стало нежданной радостью появление звезды «Секретных файлов» Митча Пилегги в роли дедушки Сэма и Дина и Желтоглазого Демона в эпизоде «В начале». «Я был поклонником «Секретных материалов», сказал Падалеки, «так что было здорово показать свое почтение этому сериалу. Мне не пришлось работать с Митчем Пилегги, но я встречался с ним. Он отличный человек и замечательный актер». Эклзу, зато, повезло поработать с Пилегги. «Работать с Митчем было просто потрясающе!», делится Эклз. «Он был идеален в этой роли. С ним было очень весело».

«Всегда приятно, когда актеры, игравшие известных всем героев в подобных сериалах или фильмах, приходят к нам, потому что они действительно понимают этот жанр и с ними легко работать. Они понимают съемочный процесс, они знают, что наша работа может выглядеть нелепо, но они понимают это».

Митч Пилегги может и является именитым человеком в этом жанре, но в эпизоде «Желтая лихорадка» играл актер, который был действительно большим, точка. «Дэвид Мэтти большой, очень большой парень», отметил Эклз. Мэтти, конечно же, играл неугомонного призрака, который заразил жителей Колорадо призрачной болезнью, что едва ли не стоил Дину жизни. «Помню, как Джаред мне рассказывал: «Когда Мэтти схватил меня и потащил меня, я начал смеяться — он с такой легкостью это сделал». А ведь Джаред не мелкий…»

По сути, возвышающийся над людьми Падалеки со своими 193 см, — это нормально, в отличии от «нашей миниатюрной Женевьев». Смеется Эклз, вспоминая Падалеки, работающего рядом с Женевьев Кортез, которая ниже него на целых 30 см. «Думаю, у нас размер не имеет значения. Она демон, так что ей не обязательно быть большой. Мы с Джаредом оба больше Миши, но он может раскидать нас по сторонам с помощью своих ангельских сил».

Если только Дина не наделят ангельскими силами тоже. Что кажется справедливым, раз у Сэма есть демонские силы. Эклз не ожидает, что произойдет подобное, но если бы он мог как-то изменить внешность и вернуться в качестве приглашенного актера, чтобы сыграть сверхъестественное создание, то: «Я бы хотел быть ангелом. Эти ребята крутые. Они были очень лаконично созданы и вписаны в четвертый сезон. Они все разные. А когда сверкает молния и появляются их гигантские крылья… это так круто». Эклз сделал паузу, размышляя над вопросом еще немного, затем добавил: «Или я бы хотел быть вампиром!»

Независимо от Эклза, Падалеки сделал тот же выбор. «Быть демоном с черными, или возможно с желтыми, глазами было бы довольно клево, но я выбрал бы вампира. У них классные зубы и все такое. И я бы хотел летать, так что, я выберу вампира».

Забавно, что существо из эпизода «Сверхъестественного», которого Падалеки считает самым пугающим, исполняется не талантливым актером, а настоящим монстром: змеей. «Самой сложной сценой для меня в «Желтой Лихорадке» была сцена со змеей, выползающей из-за дивана. Я никогда не думал, что боюсь змей, но я никак не мог сыграть в этой сцене. Я, буквально, отошел в сторону. Я уверен, этот момент попадет в Гаг Рил, потому что Дин должен был испугаться змеи, а Сэм должен был посмеяться: «Ха, ха, Дин, ты трусишка», а вместо этого я встал и ушел. Это было очень сложно».

Сложно с психологической стороны, однако. Физически есть несколько сцен намного хуже встречи со змеями… «Самые физически сложные эпизоды те, в которых нужно много бегать», комментирует Падалеки. «На съемках телесериала или фильма, тебе говорят: «Так, беги как можешь быстро в эту сторону». После первого дубля ты немного устаешь, но еще стоишь на ногах. Затем снимается еще один дубль, и тебе нужно еще раз бежать как можно быстрее в другую сторону. Ты еще немного устаешь, и думаешь, что это конец. Но потом они переставляют камеры и заставляют бегать снова и снова со всей силы. К последнему дублю, ты уже ковыляешь, как можешь…»

Падалеки также признался, что самыми неловкими сценами являются романтические сцены, в особенности — любовные. «Я одновременно слегка ревную, что герою Дженсена достаются все красотки, и чувствую облегчение», сознается Падалеки. «Ему же приходилось с ними целоваться! И в эпизоде «Сердце» я подумал: «О, здорово. Мне досталась сцена с поцелуем — я буду сердцеедом». Я старался расслабиться для этой сцены, а мне говорили: «Так, все отлично, но Джаред, когда ты целуешь ее, ты закрываешь ее лицо, так что поверни голову. Так, теперь наклонись, но голову держи правее. И давай теперь, целуй ее». Так что это было определенно неловко и совсем не весело».

«Для любовной сцены в этом же эпизоде, я ходил вокруг в одном нижнем белье, а члены съемочной группы, которых я знаю годами, спрашивали «Как дела?», а я отвечал: «Все в порядке. Ты как? Как прошел футбол? Как жена и дети?» Было странновато. А на бедняжке Эммануэль Вогье (которая играла Мэдисон) было одежды меньше, чем на мне, и ей пришлось находиться вокруг незнакомых людей. Поэтому такие сцены всегда оставляют ощущение неудобства».

Когда в следующий раз Эклз разденется для любовной сцены, обратите внимание на его предплечье — не остался ли там шрам «от больших осколков стекла», которые попали на его руку во время съемок эпизода «Воскрешение Лазаря». «Для сцены с разбитыми стеклами на бензоколонке, Ким Мэннерс решил, что будет лучше использовать настоящее стекло для пары дублей, потому что карамельное стекло не разбивается так, как закаленное стекло. Так что мы использовали настоящее стекло для парочки дублей. Некоторые сцены с настоящими взрывами отыграл мой дублер, Тодд Скотт, который выходил потом весь окровавленный, но мне пришлось сняться в одном дубле, где было стекло по всему полу. И у меня кровь пошла из руки, я подумал: «Это нормально?» Я показался Киму и сказал: «Видишь? Ты счастлив?» Он просто ответил: «Отмойся, ты нам нужен для следующего дубля». Так что, у меня от него осталось на память что-то своеобразное!»

Еще одна возможность вспомнить Мэннерса — пересмотреть эпизод 4 сезона Sex and Violence, где он появляется в кадре — сцена в стрип-клубе. Возможно, это является одной из причин особой любви Падалеки к этому эпизоду четвертого сезона. «Мне очень нравится смотреть эпизод «Секс и насилие», говорит он. «Вообще-то, я смотрел его вместе с Дженсеном. Он был смешным, страшным и классным. Также в нем была драка между Сэмом и Дином, что всегда классно».

«Еще мне очень нравится эпизод «В начале», признается Падалеки. Поскольку этот эпизод рассказывает о путешествии во времени только Дина, у Падалеки была неделя отдыха. «Я побывал на острове Мауи (Второй по величине остров в архипелаге Гавайских островов — прим.пер.)! Я просто сел в самолет и оказался там. Было здорово. Однако, это забавно, потому что время от времени у нас с Дженсеном выдается выходной день, или полдня, или три дня, и мы не знаем, чем заняться. Мы сидим и думаем: «Э-э…а я не должен работать сейчас? Что мне делать?» Мы просим и молимся, чтоб нам дали выходной, но когда этот день наступает, мы не знаем, что делать, потому что это такая редкость. Мы просто стараемся отдохнуть и расслабиться».

Если вы думаете, что можете заставить Эклза сглазить удачу Падалеки, вы ошибаетесь. «Я рад за него», утверждает Эклз. «Мы с Джаредом так много вместе работаем, что когда мы работаем отдельно, то отдыхаем друг от друга. Мы знаем, что это нужно нам, и это хорошо влияет на нас».

Для Падалеки также была другая выгода в том, что он почти не снимался «В начале» — он смог насладиться им как сторонний наблюдатель. «Мне было очень весело смотреть эпизод как поклонник», отмечает Падалеки. «Я влюбился в эпизод! Если бы я целыми днями работал над эпизодом, во время просмотра я бы думал: «О, я помню долгие часы съемок, я помню свою следующую реплику», и так далее. Поэтому просмотр эпизода, в котором меня почти нет, более приятно, потому что я не знал, что будет дальше. Мне это очень понравилось».

«Было так здорово вернуться назад и выяснить, что мама Дина и Сэма была охотницей, и увидеть все, что происходило с их родителями. Мне действительно нравится, когда все оборачивается неожиданным образом, что нас ожидает в финале сезона, конечно же. В этом весь Эрик Крипке — он не ставит вопросы, на которые отвечает вопросами; он завершает историю. Он начинает рассказывать историю, он ее рассказывает и идет дальше». Он рассказал истории о Руби и Лилит, и теперь пора идти вперед и рассказать о Люцифере. «Я с нетерпением жду этого», сказал Падалеки.

Эклз тоже с нетерпением ждет развития пятого сезона. «Я думаю, четвертый сезон был нашим лучшим сезоном, и сюжетной линией и рейтингами, но у нас впереди еще один год…», сказал он, в надежде, что пятый сезон будет лучше. Эклз уже много раз упоминал, что не пытается больше предсказать, что сделает Эрик Крипке, так что все, что он сказал на тему пятого сезона это то, что съемки в «Сверхъестественном»: «…Хорошая работа».