Хотя Дженсен Эклз более известен по роли Дина Винчестера, он также довольно быстро делает себе имя и как режиссёр. В прошлом сезоне «Сверхъестественного» он дебютировал в качестве режиссёра эпизода «Weekend at Bobby’s», и начал седьмой сезон своей второй режиссёрской работой — эпизодом «The Girl Next Door».
Эклз дал эксклюзивное интервью The Official Supernatural Magazine (#29 — 2012), в котором рассказал о том, чему он научился, находясь по другую сторону объектива. Читайте далее, смотрите сканы.

Сканы статьи:
Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия Дженсен Эклз   Режиссерская Версия

Перевод: Nadin7

The Official Supernatural Magazine: Какой самый большой урок ты получил, будучи режиссёром эпизода «Weekend at Bobby’s»?
Дженсен Эклз: Главным образом, я вынес из всего этого много технических уроков, например, я узнал какие линзы для камеры лучше использовать, а также больше узнал о композиции кадра при монтаже. С прошлого года я взял на заметку учитывать темп некоторых сцен, сохранять и увеличивать его. Как человеку, который не ходил в киношколу, эти знания были именно тем, чего мне не хватало, так что я опирался на помощь команды, оператора-постановщика (Серж Ладокур) и второго оператора, которые поддерживал меня в этом деле.

К тебе обратились с просьбой снова выступить в роли режиссёра одного из эпизодов седьмого сезона, или это была твоя инициатива?
Я думаю, примерно во время праздников в прошлом году мы закинули удочку по поводу режиссуры, так что в следующем году они позволили мне сделать ещё один «выстрел». Мы думали, что этот вопрос будет как-то обсуждаться, но они сразу же заявили «Да, несомненно. Один эпизод за тобой». Это был очень приятный вотум доверия. Я не знал, какой именно эпизод это будет. Они перенесли съёмки этого эпизода в самое начало, до того как мы начали снимать сезон, так что у меня был шанс подготовиться, не отвлекаясь на сами съёмки. Это третий эпизод в сезоне, так что если бы мы снимали его в порядке очерёдности, мне пришлось бы, снимаясь для второго эпизода, одновременно готовиться к третьему, что создало бы определённые проблемы.

Было проще снова сесть в режиссёрское кресло, уже имея подобный опыт?
Думаю, в этот раз было даже сложнее, чем в прошлый, потому что в прошлом году я многому научился, работая над тем эпизодом, и в этот раз мне было над чем подумать. В прошлом году это было, что называется «неведение — благо». Раньше я мыслил так — «это как раз то, что я задумал» и каждый помогал мне осуществить это. Принимая во внимание, что сейчас я знаю, что именно мне нужно и совершенно точно представляю, что предпринять для реализации этого, мне необходимо рассмотреть все варианты и если что-то не выходит — знать, как заставить это работать, или, если актёры хотят сделать это иначе. В отличие от актёрской игры, режиссура включает в себя гораздо больше моментов, которые нужно продумать. Выступать в роли режиссёра намного сложнее. Но я думаю, что к моменту окончания съёмок я во всём разобрался.

Ты вернулся в Ванкувер для подготовки съёмок?
Я приехал туда в конце июня, а снимать мы начали 6-го июля. Так что я прибыл на место на десять дней раньше срока. Проводил разведку местности и выполнял кучу «домашней работы». Прошерстил весь сценарий, переделывал сцены, делал наброски и пытался смонтировать всё это в своей голове.

Так как снимали не по порядку, и премьерный эпизод ещё не был готов, было сложно передать атмосферу сезона?
С каждым сезоном мы все ждём, что же произойдёт и какие основные проблемы встанут перед братьями. Читая сценарий первого эпизода, чтобы получить представление о том, где же мы будем в третьем эпизоде, мы в основном поняли, кто будет главным врагом этого сезона. Самая приятная вещь в моём эпизоде это то, что, как и в прошлый раз, он как бы из разряда «одноразовых». Там не особенно много мифологии и он более автономный, поэтому я не нагромождал ничего и не вводил каких-то «крупных» персонажей, в этом вся прелесть. Этот эпизод как небольшой отрывок из жизни.

В эпизоде «The Girl Next Door» мы видим моменты из ранней юности Сэма Винчестера. Чем процесс режиссуры этой истории отличается от твоего прошлогоднего эпизода?
Это был более серьёзный эпизод. В прошлом году мы немного заглянули в жизнь Бобби, что было здорово для Джима (Бивера) и для меня. Потому что мы узнали Бобби поближе, чего до сих пор не наблюдалось, и это хорошо. В этом эпизоде мы заглянули с прошлое Сэма, хотя на самом деле мы не узнаём ничего особенно нового, так как нам уже знаком этот персонаж. Но мы пока особенно не видели прошлое Сэма, и какой была его жизнь в 15 лет, а он действительно не хотел быть охотником. Его отец и брат «на очередном задании» и он, вместо того, чтобы сидеть дома и играть в видеоигры (как большинство детей его возраста), проводит время в библиотеке, пытаясь перевести какие-то книги из непреходящего культурного наследия Японии.

Как работалось с Колином Фордом, игравшим юного Сэма?
Он пришёл с уже довольно приличным багажом знаний, потому что играл Сэма раньше (в эпизодах 3.08 «AVery Supernatural Christmas», 4.13 «After School Special», 4.21 «When the Levee Breaks» и 5.16 «Dark Side of the moon»). Для меня большая ценность при руководстве кем-то, кто уже играл этот персонаж, состоит в том, что последние шесть лет он был практически у меня на глазах. Я, вероятно, тот человек, который знает его лучше всего, после Джареда. Так что я наблюдал за Колином и подсознательно ассоциировал его с Сэмом. Хотя, скажу честно, Колин проделал чертовски хорошую работу, так что мне не пришлось ничего особенно делать. Он облегчил мою работу настолько, насколько это было возможно.

Дин также появляется здесь, но по сравнению с предыдущим эпизодом, что ты режиссировал, его здесь больше или меньше?
Здесь меня было гораздо больше, чем в прошлом году, так что было намного сложнее переключаться с мышления, видения актёра на то, как видит ситуацию режиссёр.

В каком смысле?
После двух дней работы, для меня стало откровением, что когда я работаю в качестве режиссёра, моё сознание начинает постоянно метаться. Я думаю о следующем кадре, или как что-то сократить, и рассказать историю в двух сценах, а не в четырёх, чтобы приберечь время для концовки. Это управление временем. Это кадры и игра, которые тебе нужны. Также необходимо убедиться, что технически всё идеально, фокус, освещение и т.д. Здесь очень много деталей, которые нужно продумать именно с позиции режиссёра. Это факт, что однажды, когда я стоял немного в отдалении от места съёмки и внимательно наблюдал, как ставится свет, ко мне подошёл один из осветителей и сказал «Я слышу, как двигаются шестерёнки в твоей голове». Я похлопал его по спине и ответил «Уверен, что так оно и есть» (Смеется).

Когда я просто играл Дина, я осознал, что мне не нужно ни о чём задумываться. Я учу свои реплики, что даётся мне очень легко, так как я давно этим занимаюсь. По той же причине играть Дина уже настолько естественно для меня. Когда я играю, кажется, что весь остальной мир улетучивается. Как режиссёр я постоянно получал тяжёлую дозу реальности. Так что переключаться между этими двумя мышлениями было непросто. Кевин Паркс — мой первый помощник (ассистент режиссёра) — сидел у монитора и кричал «Мотор!» и «Снято» за меня, когда я играл. Он следил за тем, чтобы моя игра была на должном уровне, и сказал, чтобы мог с точностью утверждать, что на некоторое время режиссёр был потерян, зато Дин вернулся назад. Это был интересный урок.

В будущем ты предпочёл бы быть только режиссёром или только актёром, т.е. выполнять эти две работы независимо друг от друга?
Я бы сказал, что более простой способ — выполнять их отдельно друг от друга, но в то же время, мне нравится бросать вызов самому себе, так что было довольно сложно постоянно перескакивать с места на место. Я хотел бы сделать это еще пару раз, и тогда я могу стать профи в этом деле.

Была ли какая-нибудь сцена, которая действительно тяготила тебя как режиссёра или как актёра?
Так можно сказать о сцене, где Сэм, Дин и Бобби в новом пристанище пытаются выяснить, что делать дальше. Дин сломал ногу, и пришлось провести так очень много съёмочного времени. Скажу вам, из первых трёх съёмочных дней, это был самый тяжёлый для меня, Дин со сломанной ногой, так что моя нога буквально была в гипсе до середины бедра. Я ковылял на костылях к мониторам, в кадр — из кадра, и пытался справиться с этой гигантской штукой (на моей ноге). Сложности в физическом плане — это, вероятно, не совсем то, что было мне необходимо, но несмотря ни на что, мы справились со своей работой. (Смеётся).

Кого из режиссёров ты считаешь своим наставником?
Определённо, сильная взаимосвязь была у меня с Кимом Маннерсом, прежде чем он ушёл из жизни. Наблюдение за ним, за тем, как он руководил командой, и сколько уважения он получал просто потому, что присутствовал на съёмочной площадке, реально вдохновляет. И я не знаю, что он увидел во мне, может быть, причиной тому было моё внимание к некоторым техническим деталям — но отвёл меня в сторону и сказал, что в один прекрасный день я буду режиссёром одного из эпизодов. Я ответил, что это маловероятно, но он сказал: «Нет, ты будешь, и когда это произойдёт, я буду рядом, чтобы помочь тебе». Кроме того, он дал мне совет, состоящий из трёх слов: «Подготовка, подготовка, подготовка».

Он был один из немногих, кто приходил на работу каждый из восьми съёмочных дней. Так что, даже если это утомительно и означает кучу работы, тонны кофе в конце съёмочного дня (или ночи), просто чтобы быть в состоянии понять, каким образом ты собираешься снимать ту или иную сцену, я всё равно сделал это. Я был на площадке все восемь съёмочных дней.

Также многое я взял и у Боба Сингера, который всё ещё является большой частью этого шоу. Он представитель иной школы мышления. Он такой талантливый, так долго «варится» во всём этом, и у него так много опыта, что он всегда имеет хорошо продуманный план и у него расписан весь день. Интересно наблюдать за его работой, потому что это даёт ощущение приятного сотрудничества. Он так здорово и непринуждённо работает. Это вдохновляет. Он также помог мне с некоторыми вопросами и возникшими сложностями, дал пару советов, так что он первый, кого бы я назвал.

С двумя эпизодами за плечами, можешь ли ты выделить в режиссуре что-то, что особенно увлекло тебя?
Я сейчас достиг, что называется, определённой высоты, как капитан корабля. 150 членов команды смотрят на меня в ожидании. «Ок, босс. Что делаем дальше»? С этим приходит эйфория, и это может испугать, подавить или предоставить большие возможности. Но из-за того, что у меня такие тесные отношения со всей командой, те, кто ищет у меня ответы на те или иные вопросы, доверяют мне. Я знаю этих ребят, что стоят за моей спиной и  чувствую их поддержку. Ощущать подобный товарищеский дух, что может быть лучше для меня в такой ситуации?! Даже представить не могу, что было бы, приди я в качестве режиссёра на шоу, где мне никто не знаком. Это ужасно давило бы на меня, но не в этом шоу, эти люди — моя семья.

Говоря об игре, что в «Сверхъестественном» после стольких лет привлекает тебя как актёра?
Самое замечательное в этом шоу и в нашей работе это то, что играть данных персонажей очень интересно. Здесь нет места однообразию, когда ты работаешь, сидя за одним и тем же столом изо дня в день. Каждый раз это что-то новое и необычное, потому что они постоянно придумывают всё новые и новые жизненные повороты для братьев. Это интересно не только зрителям, но и актёрам и всей съёмочной группе. Они всё ещё заинтересованы в том, чтобы рассказывать историю жизни этих двух братьев. Джаред и я на прошлой неделе заявили, что это так здорово — вернуться к работе. После шести с лишним лет, иногда может возникнуть мысль о том, что это уже исчерпало себя, но постоянное переосмысление персонажей помогает этой работе оставаться такой же потрясающей и интересной. Нам очень повезло, и мы отлично это знаем.