Шестой сезон преподнес множество сюрпризов, начиная бездушным Сэмом и заканчивая падением в серии «Французская Ошибка» (6.15 «The French Mistake») четвертой стены. Представитель The Official Supernatural Magazine #25 — 2011 встретился на съемочной площадке с Джаредом Падалеки и Дженсеном Эклзом, чтобы обсудить самые запоминающиеся моменты шестого сезона и то, что ждет Сэма и Дина в будущем.

Сканы статьи:
Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок Дженсен и Джаред   6 сезон. Подробности Съемок

Перевод: haven

В первом сезоне серия «Пилотная»(1.01″Pilot»), во втором — «Голливудский Вавилон» («Hollywood Babylon»), в третьем — «Духоловы» (3.13 «Ghostfacers»), в четвером — «Фильм ужасов» (4.05 «Monster Movie»), а в пятом — «Переключая каналы» (5.08 «Changing Channels»). Что общего у всех этих серий? Это те серии, которые практически все из продюсеров, членов съемочной команды и главных актеров приводят в ответе на вопрос о наиболее запоминающихся эпизодах каждого сезона. В шестом сезоне такой серией является «Ошибка французов» (6.15 «The French Mistake»). Поэтому совсем неудивительно, что парням понравилось работать над этим эпизодом.

«Для меня самое потрясающее в шестом сезоне — это серия, в которой нам довелось сыграть и поприкалываться над собой,- подтверждает Джаред Падалеки.- Было очень весело! Когда только возникла эта идея, они пришли к нам с Дженсеном и спросили: «Что вы думаете? Выскажитесь откровенно. Мы хотим знать ваше мнение, как вы отнесетесь к этому, к тому, к участию Джен и т.д.?» Мы смеялись до упаду, но сперва были сомнения: «Не станет ли это началом конца? А если фанатам не понравится, и мы все испортим?» Поэтому мы предложили так: «А что, если Сэм и Дин никогда не станут Джаредом и Дженсеном? Что, если в реальном мире мы так и останемся Сэмом и Дином? Окружающие недоумевают: ‘Почему они называют друг друга Сэмом и Дином? Они вошли в роль? Что происходит?'» Это предоставляет больше возможностей для создания смешных моментов».

«И мне довелось снова поработать с Джен,- добавляет счастливый муж.- Джен развлекалась, играя свой персонаж Женевьев. Ей пришлось посмеяться над современным стереотипом актрисы». На самом деле у нее нет альпаки. «Нет,- повторяет Падалеки, чтобы подчеркнуть сказанное.- Вот это и прикольно. Сценаристы решили посмеяться над тем, что считается модным. Полагаю, альпака действительно является одним из самых экологичных животных, поэтому они потешились над актерами и актрисами, которые заявляют: «Ну, посмотрите, мы поддерживаем защиту окружающей среды! У нас вот что есть. Я — зеленый. Я — зеленый!» Всего лишь подшучиваем сами над собой, над нашей индустрией». Это относится и к роскошному особняку, в котором проживала сериальная чета Падалеки. «Надеюсь, когда-нибудь смогу позволить подобный дом, — признается Падалеки.- Но, к сожалению, это был не наш дом. Я приму его, если отдадут…»

Это настолько же вероятно, как и то, что Миша Коллинз забросит Твиттер. Если тот Коллинз из серии «Ошибка французов» похож на настоящего, тогда да. Однако это не так. «Миша вел себя не как Миша,- подтверждает Эклз.- Он был преувеличенной версией капризного актера. Уверяю вас, это был отдельный законченный персонаж. Уверен, многие это понимают».

Кортез-Падалеки и Коллинз, играющие преувеличенные пародии на самих себя, не единственный повод считать, что четвертая стена никогда не была по-настоящему сломана. Одной из основных шуток этой серии был тот факт, что актеры не ладили и не разговаривали друг с другом. Как известно фанатам, дружбу исполнителей главных ролей так охарактеризовать, безусловно, нельзя. Поэтому мир в этой серии может и смахивал на наш, но не задумывался таковым. Добавим к этому слова Падалеки о том, что он и Эклз никогда не выходили из ролей Сэма и Дина. К тому же Эклз признался, что просто рассматривал эту серию как обычный эпизод «Сверхъестественного», во всяком случае с позиции работы актера: «Я играл так, будто это был очередной безумный мир, в котором мы оказались, каковым он по сути и являлся. Просто получилось, что мы приоткрыли занавес. Это всех взволновало».

Эклзу не пришлось осваивать версию самого себя из другого причудливого мира, но для него стало испытанием сыграть в шестом сезоне домашнего Дина, осевшего в пригороде, и Дина, укушенного вампиром. «Мне как актеру всегда занимательно попробовать отойти от привычной комфортной зоны и сделать нечто интересное, в особенности после шести лет работы,- говорит он.- Это было отлично исполнено, когда в начале сезона Дин не занимался охотой, а стал одомашеннным Дином. Это было увлекательно, а затем сыграть вампира… Как помнится, та серия оказалась очень сложной, требовалось сыграть так много всего того, что мне, как правило, не приходится играть. Однако для меня это означает работу в удовольствие».

Когда Дин был вампиром, то мог распознавать других вампиров, но ему не нужно было обращаться во зло, чтобы почувствовать нечто подозрительное в Кристиане Кэмпбелле, в котором скрывался демон. «Что-то вроде интуиции?- рассуждает Эклз при ответе на вопрос, не была ли враждебность Дина по отношению к Кристиану чутьем на нечто зловещее, затаившееся внутри двоюродного брата.- Возможно. И я думаю, это может быть связано с тем, что Корин Немек играл Кристиана так, будто не ладил с Дином. Возможно, это из-за того, что Кристиан был настоящим демоном, испытывающим исключительно ненависть по отношению к Дину, а Дин просто почувствовал это и среагировал соответственно: «Если я не нравлюсь тебе, то и ты не нравишься мне». А может быть, он подумал так: «Не знаю, почему, но он мне не нравится». Так что, возможно, да, сработало нечто вроде шестого чувства. Сложились запутанные взаимоотношения, но они закончились единственно возможным вариантом».

Совсем как в случае с дедушкой Кэмпбеллом, сдавшим своих внуков Кроули и оставившим их умирать мучительной смертью от прожорливых гулей. Эти отношения могли завершиться только одним путем — убийством Сэмюэля. Но его смерть не пришла от рук Дина, как многие ожидали. Вероятно, Дин слегка разочарован таким исходом. «Да,- соглашается Эклз.- В той сцене я старался сыграть в таком духе: «Да, ты заслуживаешь смерти, но черт возьми, хотел бы я прикончить тебя сам!» Мне кажется, Дин жаждал получить сатисфакцию, сам пустив пулю в голову дедушке, но, на мой взгляд, некоторое удовлетворение от его смерти он получил. Особенно от того, что именно его брат сделал это. Месть для обоих этих героев играет огромную роль — является одним из аспектов движущей силы, определяющей их поступки. Однако месть может быть коварной».

Даже Сэму, в большей степени расположенному к сочувствию (когда у него есть душа), приятное чувство отмщения не дает потерять рассудок от совершения убийства своего деда. «Не думаю, что это будет терзать его,- замечает Падалеки.- По-моему, хотя Сэм и получил душу обратно и может быть удручен совершенным убийством своего деда, все же он знает, что тот пытался убить его и брата. Он понимает, что должен сделать то, что должен. С душой и без нее, Сэм осознает, что во время войны происходят ужасные события. То было одно из них. Я думаю, Сэм справится с этим».

С другой стороны, Гвен была милой двоюродной сестрой среди Кэмпбеллов. Создалось впечатление, что она способна поддержать Дина в трудной ситуации, как сделала это в серии «Дела семейные» (6.07 «Family Matters»). Поэтому то, что он убил ее, будучи одержим монстром-червяком, мучает его. Или может быть, нет… «Не знаю,- размышляет Эклз.- Столько всего произошло с нашими героями, особенно с Дином. Когда он сталкивается с чем-то подобным, то, наверное, справляется с этим намного проще, чем большинство других людей. В его жизни не так много человек, потеря которых сломает его. Не думаю, что Гвен попала в их число. Кроме того, Гвен работала с Сэмюэлем, а значит, была из другой команды. Поэтому хотя он, возможно, и не хотел, чтобы все обернулось так, но это случилось. Так что ему нужно двигаться дальше».

Также никому не пришлось по душе случившееся с Руфусом, особенно Бобби. Даже актер Стивен Уилльмс не был готов распрощаться с Руфусом таким образом. «Мы обожаем работать со Стивеном Уилльямсом, — говорит Падалеки. — Расскажу смешную историю. Мы снимали серию в хронологическом порядке, потому что так было нужно. По этой причине сцена смерти Руфуса, когда Бобби убивает его, была последней, в которой Стивен Уилльмс снимался в «Сверхъестественном». Если только его не вернут. Он веселый человек и любит свою работу, своего героя. Так вот, его должны были ударить ножом, я должен был уложить его на пол, и он должен был умереть. Никто из нас не знал, что он подошел к нашему специалисту по звуку Крису и сказал: «Крис, я хочу произнести реплику, поэтому убедись, что сможешь записать мои слова». Как все знают, Бобби и Руфус постоянно вспоминают об Омахе. Всем интересно, что же произошло с Бобби и Руфусом в Омахе. Бобби вонзает в него нож, и он у меня на руках говорит: «Ох, Бобби, это даже хуже, чем в Омахе». Он ложится и умирает. Майк Рол, режиссер серии, говорит: «По-моему, это уже импровизация. Не уверен, что сценаристам это понравится. Стивен не говори этого». А Стивен ему: «Хорошо, хорошо, я всего лишь хотел попробовать. Думал предоставить тебе выбор». В следующем дубле Джим ударяет его ножом, и Стивен говорит: «Бобби, проклятье, за что ты меня так?» А Майк: «Стивен, Стивен, я понимаю, ты хочешь воспользоваться шансом. Я понимаю, это сцена твоей смерти, но ты должен просто умереть. Ты уже труп». Так что Стивен расхохотался сам над собой, потому что понял, что переборщил. Мы покатывались со смеху на съемочной площадке минут десять. Я смеялся до слез. Стивен не хотел уйти по-тихому, без борьбы. Надеюсь, он вернется. Это же «Сверхъестественное», а значит, все возможно».

Эклз рассказал другую смешную историю из шестого сезона. «Множество забавных моментов вспоминается»,- говорит он. На этот раз он рассказал о серии «Хлопни в ладоши, если веришь» (6.09 «Clap Your Hands If You Believe»): «Джон Шоуолтер, режиссер этой серии, оставил кучу импровизационных моментов, а это было весело. Например, когда я схватил маленького человека, думая, что он фей, а потом понял, что это совсем не так. Сцена должна была завершиться кадрами моего героя, на лице которого читается явная досада, а я решил добавить от себя: «Я просто пошутил!» Это оставили. «Феям — бой!» («Мочи фей!») — тоже сохранили. Оставили фразу Джареда: «А побольше чашки у вас есть?» Всегда весело, когда оставляют это».

Эклз также повеселился, работая с Себастианом Роше, рок-н-ролльным ангелом Бальтазаром. «Да, было очень весело,- говорит он.- Себастиан — потрясающий актер. Нам очень повезло, что он стал частью нашего шоу в шестом сезоне. У нас бывают действительно замечательные приглашенные звезды, и Себастиан, без сомнения, один из них. Однако что касается его героя, то, на мой взгляд, можно отметить такой любопытный аспект, что его взаимоотношения с Кастиэлем несколько смахивают на отношения Сэма и Дина. Кастиэль старается сделать что-то хорошее, а Бальтазар придерживается такой позиции: «Да, да, да. Я помогу тебе, только возможно совершу парочку плохих поступков, но исключительно для благих целей». Такое несколько отсталое мышление. Кастиэлю приходится сдерживать его, контролировать. Он непредсказуем, следовательно опасен, а это весело. Например, как в серии, в которой Бальтазар возвращается назад во времени и переписывает историю [6.17 «Мое сердце будет биться» («My Heart Will Go On»)], что изменяет ход многих вещей и спасает 50 тысяч новых душ. Конечно же, Кастиэль понимает, что в итоге это закончится плохо и заставляет Бальтазара вернуть все в исходное состояние. Бальтазар — своего рода позор для ангелов, я думаю. Это придает сериалу любопытную составляющую».

От душ потомков спасшихся пассажиров Титаника до душ монстров Чистилища и истерзанной души Сэма Винчестера, в шестом сезоне души стали самым важным элементом сериала. Что же будет в седьмом сезоне? Останется ли стоять в душе Сэма стена, удерживающая ужасные воспоминания об Аде?

«Будет интересно,- говорит Падалеки.- «Сверхъестественное» — это не тот сериал, в котором зрителей заинтересуют чем-то, что затем так и не получит продолжения. Мне нравится, что в «Сверхъестественном» всегда так было. Если мы затронули какую-то тему, если мы собираемся поведать какую-то историю, то так и сделаем.

Странно думать о возвращении в Ад. Я как актер понимаю, если мы будем снимать сцены моего пребывания в Аду, то это будут сцены боли и мучения, а значит трудные съемки. Часть меня, стремящаяся сохранить рассудок, не желает делать этого. С другой стороны, зрелище будет достойным внимания. Мы рассказываем классную историю».

Если предположить, что стена навсегда останется целой и Сэм выживет без особых последствий, что же ждет младшего брата Дина впереди? Он больше не употребляет демонскую кровь, свободен от Люцифера и не боится потерять свою душу или свой разум. «Я не знаю, говорит Падалеки.- Я хотел бы, чтобы он стал привидением, или демоном, или зомби, или чем-то еще. Это было бы прикольно!» Нам остается подождать всего до сентября, дабы узнать, что случится дальше.