За время своей работы в «Сверхъестественном» Дженсену Эклзу пришлось пройти через нелегкие испытания, начиная с прыжков из окна в попытке скрыться от гневного архангела и заканчивая тирольскими шортами! Но, возможно, самым волнующим и напряженным было его решение  режиссировать эпизод шестого сезона 6.04 «Выходные у Бобби». Мы побеседовали с Дженсеном, чтобы узнать больше об этом захватывающем опыте… Читайте далее и узнаете некоторые интересные подробности! Смотрите сканы журнала.

Сканы статьи:
Дженсен Эклз   Режиссер Дженсен Эклз   Режиссер Дженсен Эклз   Режиссер Дженсен Эклз   Режиссер Дженсен Эклз   Режиссер Дженсен Эклз   Режиссер

Перевод: Funnyghost

Постоянные читатели «Официального Журнала Сверхъестественного» не были особенно удивлены новостью о том, что Дженсен Эклз станет режиссером четвертого эпизода шестого сезона «Выходные у Бобби», поскольку актер поведал нам о своей заинтересованности в режиссуре еще в девятом выпуске журнала. Однако, как сообщают, сам Эклз был удивлен,  получив приглашение на эту должность. Но никого не удивило и то, насколько великолепным получился этот эпизод. Эклз обсудил с нами достоинства и недостатки режиссерской работы, в том числе и насколько увлекательно было командовать — то естьрежиссировать ­- Джареда Падалеки и Джима Бивера.

Официальный Журнал «Сверхъестественного»: Нам приятно думать, что Эрик Крипке прочитал твои рассуждения по поводу режиссуры в нашем журнал, немедленно взял телефон и предложил тебе стать режиссером, но, скорее всего, все было не так просто… Как же это началось?
Дженсен Эклз: О своем желании снять эпизод я говорил Эрику Крипке и Бобу Сингеру несколько лет. Я говорил им: «Я не собираюсь судиться с вами,  добиваться этого силой, но я хочу, чтобы вы знали — я заинтересован в этом, и если когда-нибудь будет такая возможность для меня, я хотел бы попробовать». Затем в феврале прошлого года Эрик и Боб позвонили мне и сказали: «Как ты относишься к тому, чтобы снять эпизод в следующем сезоне?» Это произошло еще до того, как нам дали шестой сезон, поэтому они добавили: «Если нас продлят и все пойдет по плану, мы с радостью позволим тебе снять эпизод в следующем году». Я был в восторге.

И каково было режиссировать в первый раз?
Я ужасно переживал! Но, в то же время, я был уверен в себе. Я никогда до этого не снимал фильм, не посещал киношколу, но могу сказать то же самое об актерстве — я никогда не ходил в актерскую школу и не брал никаких уроков актерского мастерства. Я просто был уверен в себе. Я знал, что справлюсь, если буду подготовлен, поэтому углубленно изучил сценарий и написал съемочный план на восемь дней. Я вспомнил многое из того, чему научился у наших замечательных режиссеров: Кима Мэннерса, Боба Сингера, Фила Сгрицциа, Чарльза Бисона и Стива Бойема. И я использовал эти знания. Я столько времени уже на съемочной площадке, что знаю, как они делают свои эпизоды успешными. Я воспользовался методом Кима Мэннерса во время подготовки к съемкам. Он говорил мне, что подготовленный режиссер может получить удовольствие в процессе съемок, а не подготовленного режиссера будут поджидать множество происшествий и неудач. Так что я знал — если я провалюсь, это будет не из-за моей неготовности.

Эпизод 6.04 решили снимать в первую очередь, дав мне возможность подготовиться — найти места для натурных съемок, подобрать актеров, провести разные встречи. Иначе, если бы мы снимали последовательно, я не успел бы в срок, потому что снимался бы в трех эпизодах одновременно. Это также дало мне возможность иметь в своем распоряжении Сержа Ладюсёра, нашего оператора, который тоже обычно занят съемками эпизода. Его талант бесценен. Я прошелся с ним по раскадровке и сказал: «Что ты думаешь об этом? Я на правильном пути здесь? В этом ли направлении мы должны начать съемки? Правильно ли это решение? Какой объектив, по-твоему, стоит использовать?» У него были свои пометки, но, по большей части, он говорил: «Не нервничай. Придерживайся своего плана, и у нас все получится». Меня все поддерживали, но все равно, было очень напряженно.

Хотя мне нравится преодолевать трудности. Несколько лет назад я впервые играл на сцене театра, в Далласе. Это был спектакль «Несколько хороших парней», и я играл роль, которую в фильме играл Том Круз. Я никогда не играл в профессиональном театре, никогда не учился в театре, поэтому для меня было неожиданностью получить главную роль в таком большом проекте —  мы собирали 2000 зрителей, и я работал с Лу Даймондом Филипсом и профессиональными актерами из Нью-Йорка, Бостона, Лос-Анджелеса и Сан-Франциско. Я чувствовал себя новобранцем. Но опять же, я  говорил себе: «Я уверен в себе, я чувствую, что смогу сделать это. Я знаю свою роль и надеюсь, что когда поднимут занавес, я буду готов». Также я относился к режиссуре: «Я буду работать усердно до тех пор, пока не измотаюсь окончательно». Я так и сделал, и это был интересный и очень полезный опыт.

Чем отличается режиссер от актера?
Для меня главным отличием было в восприятии сценария. В качестве актера я должен принять творческие решения только относительно моего персонажа, в то время как режиссер должен принять такие решения относительно каждого слова на каждой странице. Но было интересно и очень здорово взглянуть на сценарий совершенно с другой стороны.

Но все же, тебе время от времени приходилось смотреть на сценарий с точки зрения актера. Трудно было переключаться с актерства на режиссуру и обратно? И какого было режиссировать самого себя?
Ну, мне не приходилось уговаривать себя что-либо делать, что было приятно. Мне дали сценарий, в котором было очень мало Дина, так что пять из восьми съемочных дней я был просто режиссером. Это было здорово, потому что мне не нужно было волноваться о своей прическе, гриме и прочем. Я просто мог стоять за камерой и управлять процессом.

Какого было управлять своим партнером Джаредом Падалеки?
В том эпизоде так мало было Сэма и Дина, что Джаред поработал только три дня из восьми. Но он поддерживал меня. Джаред говорил: «Чувак, скажи, что ты хочешь от меня, и я сделаю это». И я знал, что не будет никаких трений между нами. Мы друзья, и был чрезвычайно рад, что мне дали такую возможность, и хотел всячески помочь мне, чтобы все прошло гладко.

Центральным персонажем в эпизоде «Выходные у Бобби» был Бобби. Каково было руководить Джимом Бивером?
Джим очень стойкий. Этот эпизод был не только моим режиссерским дебютом, но и значительным эпизодом для Джима, поскольку его в эпизоде было очень много. Я хотел воспользоваться этой возможностью и глубже изучить его персонаж, дать ему возможность сделать то, что ему до этого не позволялось. Мы увидели Бобби с женщиной и увидели его возвращение к  прежним охотничьим дням. Лучшего ведущего актера я и попросить не мог. У Джима сердце размером с Техас; он всячески хотел помочь мне, а я, в свою очередь, всячески старался сделать для него очень хороший эпизод. И он сосредоточился на этом.
Я просто позволил ему играть, сказав: «Послушай, я собираюсь поставить камеры здесь и здесь, так что дерзай». Я хотел дать ему свободу действий, и за это я получил от него один из лучших комплиментов, который вообще может получить режиссер: он сказал, что ни один режиссер не создавал ему таких комфортных условий. Я помогал ему, поддерживал. Для меня это как военная медаль. Будучи актером, я знаю, как мыслят актеры, как происходит процесс съемок, и я хотел использовать эти знания по максимуму. У большинства режиссеров нет актерских знаний, у них более технический взгляд на сцены, а актерам иногда бывает трудно в эмоциональных сценах. Часто режиссер хочет получить классные кадры, которые сделали бы сцену более драматичной или эмоциональной. Но если ты хорошо знаешь своего актера, доверяешь ему, то нужно просто расставить камеры и позволить ему играть. Так я поступил с несколькими сценами с Джимом. Я сказал: «Послушай, не задумывайся сейчас о том, как выглядишь в кадре, куда камеры направлены. Думай только о своей роли, а я сам позабочусь о камерах. Это было захватывающе. Хотел бы, чтобы и мне режиссеры иногда такое говорили!

Бобби снова пришлось столкнуться с Кроули, да?
Кроули определенно одна из главных наших проблем, и я надеюсь, что сценаристы будут чаще вписывать его в сценарий. Я думаю, было бы неразумно не использовать такого замечательного актера в такой интересной роли, как в случае с Марком Шепардом. Кроули стал управлять Адом, поэтому, естественно, он будет появляться на горизонте. Надеюсь, это будет не на один-два эпизода.

Что ты думаешь о конечном монтаже твоего эпизода?
Большей частью я доволен! Но если было бы возможно, я бы вернулся и изменил две вещи. Во-первых, я бы изменил тон некоторых тяжелых сцен с диалогами на более развлекательный. В качестве режиссера, я сидел там и смотрел на мониторах эту сцену и поскольку я читал этот сценарий очень много раз, а ребята так замечательно играли, я был полностью поглощен сценой. Но зрителю, который видит эту сцену впервые, она может показаться немного затянутой. Это ошибка режиссера, но, думаю, редактирование меня выручило в этой ситуации, и в конечной версии это не так заметно, все размеренно и четко. Во-вторых, я бы больше использовал длинные линзы. Поскольку я еще неопытным режиссером, я не знал, что длинные линзы придают композиции лучший вид. Через длинные линзы задний план получается не в фокусе, и все внимание приковывается к развивающимся в сцене событиям в отличие от линз средней длины, через которые все выглядит так, как оно есть на самом деле. Хотя не сказать, что я полностью промахнулся с этим: только в нескольких кадрах я бы хотел использовать длинные линзы. В общем и целом, однако, я старался изо всех сил…

Ты хотел бы снять еще эпизоды в будущем?
Сразу после окончания съемок этого эпизода кто-то меня спросил: «Ты бы хотел снять еще эпизод?» И я подумал: «Черта с два, нет!» Но через неделю все вернулось в привычное русло, и я подумал: «Да, я с радостью сделал бы это снова!»