Лу Болло, постановщик трюков в свое время дал интервью официальному журналу Supernatural Magazine, 10 — 2009, в котором раскрыл  много любопытных, порой «кровавых» деталей съемок «Сверхъестественного». Вы узнаете, например, какую технику используют Винчестеры для рукопашного боя, как ставятся рискованные сцены. Лу расскажет нам, как снимались наиболее тяжелые, физически и эмоционально, сцены. И как порой достается актерам (и их дублерам) на съемках. Итак, читаем статью, смотрим сканы статьи!

Сканы статьи:
Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло Интервью с постановщиком трюков Лу Болло

Перевод snu

Борьба! Камера! Мотор!
Винчестеры не из тех парней, которые пасуют перед боем, и именно Лу Болло, постановщик трюков «Сверхъестественного», помогает перенести все трюки на экран. Он беседует с The Official Supernatural Magazine  о своей полной борьбы работе.

«Никакого кун-фу и прочей ерунды». Эта фраза вполне определенно характеризует боевой стиль «Сверхъестественного».  «Это то, что сказал мне Эрик Крипке, когда брал на работу в этот сериал, — говорит Лу Болло, координатор трюков. — Никакой беготни по стенам и потолку и тому подобного. Он ничего этого не хотел. Все должно было быть реалистично, опасно, в стиле уличного боя. Это то, что мы пытаемся сделать.»

Частично  в сериале мы используем технику рукопашного боя крав мага, это израильская тактика боя и самозащиты, которой обучается практически каждый житель Израиля [во время прохождения воинской службы]. Это простой, жесткий, «избавься — от — соперника» стиль борьбы. Актеры действительно обучаются сценической борьбе, но для них довольно трудно реально  делать подобные вещи. Многие женщины приходят к нам с танцевальной подготовкой, но мы должны заставить их забыть это. Избавить от всего лишнего и сделать все более четким и резким.

Достаточно сложно поставить сцену борьбы, и не использовать хотя бы несколько движений из карате или джиу-джицу и всего такого прочего. Однако,  это дало сериалу его изюминку: здесь происходит жесткая борьба. У меня есть много знакомых специалистов по боевым искусствам, которые работают поблизости. Они мне звонят и спрашивают: «Эй, в чем дело? Почему ты не возьмешь меня на работу в этот сериал?» И я всегда говорю: «Что ж, нам не требуются специалисты по боевым искусствам, потому что мы никогда в это не ввяжемся»
Во что они действительно ввязываются, так это в борьбу человека с монстром. «Что касается монстров, то не проблема найти крепких, грубых парней, которые выглядят плохо и отталкивающе, — говорит Болло. — Проблема в том, чтобы найти крепких парней, которые знают, как передать это на экран и сделать все движения правильно. Очень часто они вынуждены носить [черные] контактные линзы, а это практически ослепляет тебя. Ставить сцены с использованием пил, дубинок, топоров и с участием актеров, которые носят черные контактные линзы и едва могут видеть — это действительно искусство. И я ничего не могу с этим поделать. Как только началась сцена борьбы, актеры, которые ничего не видят, должны сами определять, нужно им останавливаться, или нет. Это действительно сложная работа для большинства парней. Если они не смогут все контролировать, то будут большие проблемы. Нужно видеть лицо актера, когда [ты размахиваешь топором перед его лицом] он наклонится и топор попадет в стену. Если ты неточно рассчитаешь время, могут быть серьезные проблемы.

К счастью, Дженсен Эклз и Джаред Падалеки обладают превосходным чувством времени и координацией. «Наши парни просто кудесники» говорит Болло с энтузиазмом. [Джаред  и Дженсен] просто ветераны этого дела сейчас. Они одаренные спортсмены. Здорово  еще и то, что даже после всего этого времени они не снижают темп работы, не изменяют своей рабочей этике. Они просто любят свои трюки.
«Трюки, которые мы ставим для сериала не слишком сложные, ведь сложные сцены требуют гигантских денежных затрат, но тем не менее эти сцены требуют участия актеров. Важная задача состоит в том, чтобы защитить их, ведь актеры здесь, чтобы играть, а не получить травму. Ключевым моментом для шоу было найти подходящих дублеров. Подходящий дублер — этот тот, которого ты можешь ввести в действие, а зритель будет думать: «это тот самый актер?» Майк Карпентер, дублер Джареда и  практически вылитая его копия, очень талантлив. Дженсен просто сказал: «Мне нужен Тодд Скотт, вот и все». Тодд оказался отличным выбором.»

Независимо от того, что делают актеры или их дублеры, Болло всегда думает о безопасности, и всегда очень осторожно все планирует. «Обычно, прежде чем поставить какую-либо сцену, я планирую все вместе с режиссером, чтобы он знал, куда поставить камеры и каких результатов он хочет достигнуть. Мы обладаем большой свободой действий в сценах борьбы; мы должны оставаться в рамках сценария, но мы можем взять любое направление. Я все излагаю на бумаге: где будут люди, где тут они упадут, что они там сломают. Я излагаю все так, чтобы актеры знали, что им делать, каскадеры  знали, что им делать, главный оператор знал, где свет и т.д. Мы не просто тут околачиваемся. Когда люди входят в эту комнату, чтобы начать съемку, каждый знает, что нужно делать, поэтому все проходит быстро и безопасно. На съемках этого сериала все происходит очень спокойно.
Болло не просто любит работать в «Сверхъестественном», он любит и сам сериал. Как и многие люди, ему сложно выбрать только один любимый эпизод, но «Очень Сверхъестественное Рождество» (3.08 A very Supernatural Christmas) стоит особняком, поскольку это было «совершенно ненормально. Была что-то удручающее, болезненное — когда хочется пойти домой, принять душ и позвонить маме. Хотя были действительно забавные моменты, как например, когда плохой Санта спускает с лестницы свой огромный кожаный мешок с жертвой внутри бедному малышу, который сидит внизу. Нам нужно было найти каскадера, который достаточно маленького роста, чтобы поместиться в мешке. Мы не хотели использовать механического манекена, поскольку его движения выглядели бы  неестественно, поэтому мы вынуждены были посадить каскадера в этот мешок и сбросить с лестницы, в то время как он пинался руками и ногами. Мы хохотали до колик в животе, наблюдая за этой сценой.

Конечно, они не испытывают наслаждения, глядя на муки актеров. Болло до сих пор чувствует себя виноватым, когда вспоминает о том, через что пришлось пройти Дженсену Эклзу во время съемок финала третьего сезона, «Нет покоя грешнику» (3.16 No rest for the wicked). «Дженсен буквально прошел ад в этом эпизоде. — говорит Болло, — Чтобы выполнить все то, что мы вынудили его выполнить, следовало бы задействовать отдельного актера. Для той сцены, где он висит на цепях, мы буквально распяли его в воздухе. Это было нелегко для него вот так висеть и еще играть при этом. Кроме того, его избивали, швыряли на стол, а потом сдернули со стола. Его мучили. Он действительно должен был мечтать об отдыхе после этого. А потом для другой сцены еще почти полдня бегал в лесу, спотыкаясь и падая…»
Как это часто случается в «Сверхъестественном», есть и обратная сторона того кошмара, который пришлось пройти Дженсену. «На съемки сцены в лесу, когда Дженсена преследуют Псы Ада, один из членов съемочной группы, который отвечает за все, что связано с растениями, взял с собой одну из этих пушистых собачек. Мы тогда все повторяли, что обязательно должны сделать дубль, когда Дин бежит сквозь лес от этой маленькой тявкающей собачки, а затем отправить отснятый материал [в Бербанк, штат Калифорния, там находится головной офис Сверхъестественного], но у нас не было на это времени. Однако, сцена действительно появилась в эпизоде четвертого сезона «Желтая лихорадка» (4.06 Yellow Fewer), когда напуганный до смерти Дженсен удирал от этого пушистого маленького йорка. Забавно было.»

Наряду с регулярным хохотом, фирменный знак Сверхъестественного  — реальный страх. Болло знает, что неубедительная игра актера может снизить должный эффект для зрителя, поэтому он каждый раз проверяет, насколько хорошо они [актеры] подготовлены. «Когда жуткий демон приходит к кому-нибудь и герой должен показать свой страх, я стараюсь объяснить им, какой должна быть их реакция,» — объясняет Болло. Конечно, большинство актеров не имеет представления, какой должна быть реакция при виде демона. Поэтому Болло заменяет демона на одного из самых страшных животных. «Я говорю им, что это как будто гризли тебя преследует! Я думаю, этот случай способен вызвать самый жуткий страх в человеке. Наверное, нет страшнее мысли, то тебя сожрут».

Непростые будни каскадера

Когда Сэм вынужден делать в «Сверхъестественном» действительно опасные вещи, дублер Джареда, каскадер Майк Карпентер часто принимает на себя удар.
Джаред Падалеки, возможно, хотел бы выполнить все самостоятельно, но звездам телевидения не позволяют выполнять действительно опасные трюки. Вот тут-то и подключается дублер Падалеки, Майк Карпентер. И это правильно, поскольку, как показывает опыт Карпентера, даже каскадеры часто получают травмы.

«Я расскажу забавную историю о том, что однажды случилось на съемках эпизода Великолепная Семерка (3.01 The Magnificent Seven). Я думаю, Лу даже не подозревает об этом, — говорит Карпентер. — Я работал для другого сериала и мне налысо обрили голову, поэтому для съемок в «Сверхъестественном» я носил парик. Лу сказал что-то вроде: «Слушай, у нас тут бармен и ты выглядишь точь-в-точь как он — он тоже бритый. Не хочешь быть его дублером? Будет весело: ты должен будешь нырнуть за барную стойку, когда в нее врежется автомобиль».
И я ответил: «Ок, не вопрос». За неделю до съемок этой сцены я встретил своего приятеля, который иногда дублирует Джареда, и он был на костылях. Я смотрю на него и говорю: «Бадди, ты не сможешь работать на костылях!» И он отвечает: «Да ладно, со мной все будет в порядке». Через два дня на других съемках я травмировал пятку. Понимаете, теперь я на костылях.  Пару дней спустя мы оба приходим на съемки сцены в баре и оба ступаем осторожно, колем обезболивающие,  бинтуем ступни и все такое. Снимаем сцену, я бросаюсь прочь от автомобиля, и все идет по плану. Мы уходим, и как только я добираюсь домой, то достаю свои костыли. Мой приятель смотрит на меня и говорит: «Знаешь, Карпентер, не хотел тебе говорить, но я тоже все еще на костылях.» Это была ирония, я сказал чепуху и на следующий день чувствовал себя так же паршиво!»

Конечно, могут случиться гораздо более серьезные вещи, чем травма пятки. Например, можно получить по голове бейсбольной битой.
«В эпизоде Сон, мой сладкий сон (3.10 A dream, a little dream of me), помнится, я получил удар битой. — Карпентер вспоминает сцену, когда связанный Сэм лежит на земле, а Джереми Фрост (актер Дж. Майкл Грэй) молотит по нему бейсбольной битой. «Это была резиновая бита, поэтому все было не так плохо. Но он действительно завелся! Иногда, когда ты молотишь кулаками, пропадает чувство меры, — объясняет Карпентер. — Я был связан, полностью во власти актера, и было тяжко сидеть и наблюдать за этим парнем в образе.»
К счастью, Карпентер надел ватник под одежду. «Это не секрет: если мы не будем носить ватники, нас конкретно побьют!»