В шоу, которое известно тем, что убивает практически всех приглашенных актеров, Бобби Сингер в исполнении Джима Бивера стал счастливым исключением из правила. Официальный журнал «Сверхъестественного» поговорил с актером о том, что делает его персонажа Бобби настолько любимым, что фанаты сериала хотят, чтобы он оставался в живых до финала.
С самого детства «дядя Бобби» Сингер был важной фигурой в жизни братьев Винчестер, именно он раздобыл тот известный амулет Дина. А после смерти их отца Джона, Бобби еще глубже проникся к парням и стал своеобразным суррогатным отцом для них, всегда готовым помочь мудрым советом и подсказать ноу-хау в борьбе со сверхъестественным.
Бобби — и играющий его актер талантливый Джим Бивер — очень полюбился поклонникам «Сверхъестественного». Занятый актер нашел время поговорить с официальным журналом «Сверхъестественного» между съемками в эпизоде «Секс и насилие» (4.14) четвертого сезона и в его другом проекте —  «Острове Харпера».

Сканы статьи:
Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера Дядя Бобби: Интервью Джима Бивера

Перевод: Selene

Как изменился персонаж Бобби за время сериала?
Дж.Б.: Я не думаю, что Бобби сильно изменился при более близком знакомстве с ним зрителей. Я не вижу ничего в текущем состоянии Бобби, что отличалось бы или противоречило его характеру, тому, каким мы впервые его увидели в «Дьявольской ловушке» (1.22). Мы узнали больше информации о нем, но это не значит, что он изменился. Мы знаем, что занятие охотой для него не просто хобби, и что он сильно переживает за Сэма и Дина. Последнее можно в некоторой степени назвать развитием характера, но не думаю, что это изменение — просто углубление чувства, которое всегда существовало.

Изменилось ли отношение Бобби к Сэму и Дину?
Дж.Б.: Сейчас он определенно играет для них роль отца, он тесно сотрудничал с ними некоторое время, и со смертью Джона в их жизни осталось свободное место, которое он заполнил. Думаю, братья тоже заполняют определенный пробел в жизни Бобби.

Изменился ли со временем Ваш подход к изображению своего персонажа?
Дж.Б.: Нисколько. Мой подход всегда заключался в том, чтобы произносить реплики как можно лучше. Я чувствовал с самого начала, когда еще мой персонаж не был раскрыт, что со стороны Бобби было некое чувство привязанности к Сэму и Дину. Позже это больше проявилось в сценариях и в моей игре, но мой подход не изменился.

В «Великолепной семерке» есть короткая сцена, в которой Бобби появляется причесанный и в костюме. Вам удобнее одеваться так, как это обычно делает Бобби, или Вы предпочитаете костюмы?
Дж.Б.: Что-то среднее, пожалуй. Я не люблю носить такую грязную одежду, какую носит Бобби, но в 9 из 10 случаев дома я ношу джинсы, футболку и бейсболку. Но я люблю надевать костюмы по особым случаям, просто чтобы напомнить другим, что я могу. Я знаю, что некоторые актеры не любят наряжаться для премьер и других подобных мероприятий, но я не могу себе представить, чтоб я шел по красной дорожке не в смокинге, если так принято.

В эпизоде «Сон, мой сладкий сон» (3.10) мы узнаем о том, почему Бобби стал охотником. До этого Вы придумывали для себя предысторию Бобби?
Дж.Б.: Нет, для Бобби я не разрабатывал предыстории. Иногда я придумываю фоновые истории для своих персонажей, особенно для тех, которые вызывают много вопросов. Но Бобби изначально для меня был просто приглашенным героем — ни будущего, ни прошлого, только то, что было написано на странице сценария к тому эпизоду. Каждый последующий эпизод добавлял глубины персонажу, но я так и не придумал ничего для себя. Сценаристы очень осторожно, маленькими кусочками раскрывали прошлое Бобби, и мне казалось, что если я что-то себе надумаю, это может оказаться в противоречии с тем, что они задумали, поэтому я просто положился на них. Я не из тех актеров, которым обязательно нужно знать, в какую школу ходил в детстве их герой, чтобы сыграть его. Все актеры разные, у каждого свой подход к работе. И если он работает, остальное не важно.

В эпизоде «Ты здесь, Господи? Это я, Дин Винчестер» выясняется, что Бобби не удалось спасти двух маленьких девочек от какого-то монстра. Бобби всегда представлялся таким, кто знает очень много об охоте; братья постоянно обращаются к нему за помощью. Не было ли странно играть Бобби, который может ошибаться так же, как и любой другой охотник?
Дж.Б.: Совсем нет. Каждый актер ищет всё это в своем персонаже — сильные стороны и слабые, успехи и  ошибки — это делает персонажа полноценным. Кто бы хотел наблюдать за Бобби, если б он никогда не ошибался, всегда поступал правильно и не имел слабостей? Слабости делают его человеком. Раз на то пошло, думаю, пора было показать его ошибки!

В той же серии мы узнаем, что у Бобби есть сверхъестественная комната-убежище. Думаете, он построил ее в качестве предупредительной меры, или это была реакция на сверхъестественные вторжения в его дом, которые случались в прошлом?
Дж.Б.: Думаю, Бобби был хорошим бойскаутом. Знаете девиз: «Будь готов ко всему»?

В прошлом сезоне, как Вы отреагировали, когда узнали, что Дин действительно отправится в ад?
Дж.Б.: Я подумал: «Хорошо! Сценаристы не используют клише чудесного спасения героя в последнюю минуту!»

Вы снялись в одном эпизоде в первом сезоне, в пяти эпизодах во втором сезоне, и в семи эпизодах в третьем сезоне. Вы ожидаете, что количество эпизодов с Вашим участием будет увеличиваться? Как Ваша занятость в сериале «Остров Харпера» влияет на Вашу возможность сниматься для «Сверхъестественного»?
Дж.Б.: Если планы не изменяться, то я ожидаю появиться не более, чем в шести эпизодах в четвертом сезоне. Я буду удивлен, если получится больше. В основном это, конечно, из-за «Острова Харпера», роль в котором занимает у меня много времени.

Что Вы можете рассказать нам об «Острове Харпера» и Вашей роли в нем?
Дж.Б.: Я не могу много рассказывать, так как этот проект окружен большей секретностью, чем что-либо, над чем я работал раньше. Для зрителей это будет захватывающе зрелище, и кажется, канал CBS очень доволен проектом.  Они дали нам лучшее эфирное время в расписании — четверг, сразу после «CSI / Место преступления»  (и сразу после «Сверхъестественного»!)

Вы часто говорили, что с Джаредом Падалеки и Дженсеном Эклзом работается весело. Они разыгрывали Вас в последнее время? Они пытаются рассмешить Вас или заставить испортить дубль во время съемок?
Дж.Б.: У меня немного историй о том, как ребята меня разыграли, потому что делают они это не часто. Возможно, они боятся меня. Но скорее всего это потому, что я не так бурно реагирую на них. Джаред за камерой выкручивал мне палец на ноге во время всего моего монолога в больничной койке в эпизоде «Сон, мой сладкий сон» (3.10), но я и глазом не моргнул. Поэтому они особо и не разыгрывают меня! Вообще, мы много смеемся во время съемок, но очень редко бывает, чтобы мы специально старались испортить дубль друг другу. Такое случается, но несмотря на репутацию, которую получили ребята, дурачась на съемочной площадке, они также являются абсолютными профессионалами.

Какой эпизод Вам больше всего понравился на съемках или при просмотре?
Дж.Б.: Не могу сказать, что у меня есть любимый эпизод. Есть любимые моменты, любимые сцены. Эмоциональные сцены между Бобби и Дином было очень приятно снимать, и я бы хотел иметь побольше подобных сцен с Сэмом, просто для равновесия. Мои любимые сцены для просмотра обычно те, в которых меня нет. Сцена Дженсена с молодой Мэри в эпизоде «В начале» (4.03) была потрясающей, и у Джареда была пара изумительных сцен из эпизодов, названия которых я не помню — сцены настолько хорошие, что я звонил им или писал имейлы, чтобы сказать, насколько я был впечатлен. По какой-то причине мне всегда нравились сцены с девушками в нижнем белье. Не знаю почему, но такие сцены кажутся яркими и значимыми!

Какое из сверхъестественных существ Вам больше всего понравилось?
Дж.Б.: Очень просто. Две девушки — телохранители Трикстера в «Небылицах» (2.15). Вы же не думали, что я назову какого-нибудь мерзкого монстра, правда?

Конечно нет! Мы понимаем, что девушки — телохранители Трикстера были «существами», которыми Вам нравилось любоваться, но за каким существом Вам нравилось наблюдать в законченном эпизоде? Они казались Вам страшными?
Дж.Б.: Когда я смотрю «Сверхъестественное», я не очень пугаюсь всех этих ужасов, потому что когда я смотрю, я вспоминаю, что например, когда мы снимали это, у меня было несварение желудка после обеда, или то, что нам пришлось переснимать эту сцену девять раз и тому подобное. Технические аспекты создания фильма всегда крутятся у меня в голове. Не хочу снимать завесу мистики с шоу, но процесс создания совсем отличается от того, что вы наблюдаете в конечном итоге. Процесс создания похож на то, как группа мастеров собирается вместе и что-то изобретает, кресло-качалку или реактивный двигатель. У нас, конечно, все проходит гораздо веселее, но все равно это наша повседневная работа.
И я не терплю людей, которые делают то, что и мы, но при этом постоянно жалуются. Я знаю нескольких таких людей, и я их не понимаю. На самом деле, актеры в общей своей массе не самые психически здоровые люди — иначе они бы не были актерами. Но делать свою работу, а потом ворчать и плакаться об этом — по-моему это ненормально. К счастью, на съемках этого шоу нет ничего подобного. Я бывал на таких шоу, где ведущий актер делал жизнь других невыносимой, но Джаред и Дженсен делают съемки «Сверхъестественного» не только терпимыми, но и приносящими удовольствие.

Были съемки каких-то сцен в четвертом сезоне особенно трудными?
Дж.Б.: Всё в четвертом сезоне дается особенно трудно, из-за сокращения бюджета и напряженного графика съемок, который доводит всех почти до истощения. Я снимался в финалах всех сезонов, и всегда удивлялся, насколько полны энергии, рады и веселы члены команды в конце сезона, состоящего из 22 серий. Это просто поразительно. По моему опыту, большинство команд к этому времени совсем измучены. Но не команда «Сверхъестественного»! Но к концу второго эпизода четвертого сезона я видел на съемочной площадке такую же усталость и упадок боевого духа, какие появляются обычно к 20-му эпизоду. Для актеров и съемочной группы было настоящим испытанием работать в этом году не хуже и даже лучше, чем раньше, но с меньшими ресурсами. Я не так устаю, потому что мой герой появляется лишь время от времени, но я вижу, какой это труд для всех остальных. Лично для меня, самой тяжелой была съемка сцены во втором эпизоде («Ты здесь, Господи? Это я, Дин Винчестер»). Та сцена, где я лежу в разбитой машине, загнанный в ловушку двумя девочками-призраками, была трудной, потому что было очень жарко под прожекторами, которые освещали машину сверху и внутри, и кроме того я был затиснут в очень узкое пространство. Маленькие девочки, Ева и Лара, держались молодцом. А я — я жаловался как девчонка!

Есть ли актеры (включая приглашенных), члены съемочной группы, режиссеры или сценаристы, которых Вы хотели бы похвалить или о которых хотели бы что-то рассказать?
Дж.Б.: В вашем журнале не хватит места для всех похвал, которые я б хотел раздать актерам и членам съемочной группы этого шоу. Это самая дружелюбная, вежливая, веселая и талантливая команда, с которой мне приходилось работать. Я восхищаюсь Эриком Крипке и сценаристами, с большинством из которых я знаком только по их работе. У нас замечательные режиссеры, включая тезку моего героя Роберта Сингера, а также Фила Сгрицца, с которыми я знаком уже почти 20 лет. И я знаю, не много режиссеров, или вообще людей, достигли такого уровня преданности и обожания как наш любимый Ким Мэннерс. Думаю, на этом шоу нет человека, который бы не лег под поезд ради Кима. Я бы точно лег. Что касается остальных членов команды, я бы мог перечислять их всех поименно и говорить что-то замечательное о каждом из них. Достаточно сказать, что я их люблю, люблю работать с ними, и могу пожелать любому актеру поработать с каждым из них.

Какие Ваши размышления по поводу четвертого сезона на данном этапе?
Дж.Б.: Мне кажется, судя по тем немногим эпизодам, в которых я снимался, и которые смотрел, братьев Винчестер ожидает нечто грандиозное. И я подозреваю (и надеюсь) что сезон закончится так драматично, как никогда, и пятый апокалипсический сезон завершит историю!

Хотите поделиться с нами еще подробностями работы над «Сверхъестественным»?
Дж.Б.: В данный момент ничего не приходит в голову, только то, что я до сих пор удивляюсь тому факту, что в доме Бобби вдруг появилась кухня после второго сезона. Она впервые появилась в сценах сна Бобби в эпизоде «Сон, мой сладкий сон» (3.10), да так и осталась там, когда сюжет шоу вернулся в реальность. Если Вы посмотрите «Дьявольскую ловушку», Вы увидите, что комната, в которую входят мальчики в доме Бобби не имеет кухни на заднем плане. Если предположить, что Бобби переделал дом, то а) братья должны были заметить это, и б) он бы построил новую кухню, а не такую же старую и грязную, как остальной дом. Ну, это мое мнение.

В Вашем первом интервью нашему журналу Вы сказали: «Да, и Бобби нужна горячая подружка!» Вы не в курсе, читал ли об этом Эрик Крипке? И если да, то почему он еще не вписал в сценарий подружку для Вас? Думаете, есть шанс, что Ваше желание исполнится?
Дж.Б.: Я не знаю, читал ли Эрик то интервью, но я уверен, он знает, что я чувствую по этому поводу! Но он в первую очередь должен думать о шоу, так что подружка появится, только если впишется в действительно интересную историю; в противном случае Эрик вряд ли сжалится надо мной. И конечно, может быть, ему просто жалко девушку!