eric-kripke-tv-guide-2007

Мифы и фольклор интересовали людей на протяжении веков, но никто, наверное, не был ими очарован так, как Эрик Крипке, создатель «Сверхъестественного». Он расскажет нам о новом сезоне, забастовке сценаристов и о том, откуда он берёт вдохновение. Читаем далее перевод его интервью для TV.com.

14.02.2008.

Эрик, мы ещё обо всём с вами поговорим, но давайте начнём с главного. Что вас вдохновило на создание этого сериала?
Всю жизнь я был одержим интересом к городским легендам и американскому фольклору. Ещё ребёнком я обожал слушать эти истории, захватывающие, кровавые, жестокие истории с неожиданной концовкой. Они всегда привлекали меня, и потому в колледже я начал изучать их в подробностях. Ты начинаешь лучше понимать людей, когда узнаешь об их страхах. А эти легенды – это капсулы, заключающие в себе часть американской культуры. Меня увлекла мысль, что у Америки есть своя собственная мифология, не менее увлекательная, чем любая другая мифология, только её недостаточно освещают. Нашей мифологии нужен хороший рассказчик. Я придумал полдюжины различных версий шоу, назначением которого было представить городские легенды.
Поначалу сериал должен был стать их антологией. Затем мне захотелось сделать шоу о репортёре, работающем в таблоиде, что-то вроде «Ночного сталкера» /Kolchak: The Night Stalker/. В конце концов, после обсуждения со студией я пришёл к истории о двух братьях в стиле «Шоссе 66: Великое американское путешествие» / Route 66: Great American Road Trip /.

Что ж, у вас всё получилось.
Вышло всё очень забавно. Я буквально накануне встречи с представителями студии нацарапал в своём блокноте эту идею. На следующий день я пришёл на студию и рассказал им о моей идее с репортёром, и им она не понравилась. Они спросили: «Что ещё у тебя есть?», а у меня не было ничего. Я потоптался на месте и сказал: «Ну, у меня есть отличная идея насчёт двух братьев». Им это понравилось, и так я получил своё шоу. Так что получилось всё очень забавно.

Какова главная тема третьего сезона? В чём его отличие от двух предыдущих?
Третий сезон был и остаётся сезоном о войне. Это был сезон, которого лично я давно дожидался. Мы запустили несколько больших сюжетных линий. Также это был сезон, в котором ад разверзся и выпустил в мир сотни демонов, отчего Сэм, Дин и остальные, испуганные и не готовые к этой войне, Охотники оказались втянутыми в неё. Перед ними встал вопрос, как им сражаться? И что это будет означать для Сэма и Дина? Особенно если учесть, что Дину остался год жизни, а Сэм, возможно, не на сто процентов Сэм, и неизвестно, всё ли с ним в порядке, или он превратится в нечто иное? Возможно, его ожидает мрачное будущее, и мы немного поиграли с этой идеей, задаваясь вопросом, сбудется ли оно. И если да, то, что это будет означать для Дина, выполнит ли он своё обязательство спасти Сэма или убить его? Эти вопросы становятся центральными в третьем сезоне.
Мы настроены сделать третий сезон более эпическим, более событийным, и мы только что начали эту всенародную войну, только она скрыта от глаз. Это война, но это тайная война. Вы никогда не увидите сводок с неё в новостях, и всё же она продолжается. И воюют там особые солдаты.

Я впечатлён тем, как развивался сюжет на протяжении прошедшихсезонов. Мне интересно, сколько всего сезонов вы планируете снять?
У нас есть материал для пяти сезонов, но это скорее наброски на салфетках о том, куда нам двигаться дальше. Ориентировочно мы задали направление, в котором будет развиваться каждый сезон, и так же ориентировочно мы продумали их ключевые события. Однако мы умышленно не заполняем нашу дорожную карту, потому что многое узнаётся в процессе ежедневной работы, когда ты случайно открываешь персонаж, который действительно может сработать. Например, если ты находишь историю, которая тебе действительно нравится, а у нас есть группа блестящих сценаристов, которая постоянно приносит тебе что-нибудь хорошее, и ты даёшь им полную свободу заполнить пробелы в этой истории, потому что они могут сделать это так хорошо, как ты никогда себе и представить не мог.
Гордон, ставший героем нескольких интересных эпизодов и одним из моих любимых персонажей, никогда не был частью мифологии. Сэра Гэмбл придумала этот интереснейший персонаж, и мы просто стали сочинять для него сюжетные линии. То же самое случилось, когда Бен Эдлунд изобрёл агента Хенриксена. Даже сама идея о том, что парней разыскивает ФБР появилась только благодаря этому эпизоду, написанному Беном. Так что в процессе работы многое развивается само собой.

Теперь давайте поговорим о забастовке. Как она повлияла на ваше шоу?
Плохо. Хуже некуда. Мы все хотим вернуться к работе. У нас были сценарии для двенадцати эпизодов. И мы уже отсняли по ним двенадцать эпизодов. И это всё, что у нас есть в третьем сезоне [канал CW продолжит показ новых эпизодов с 31 январяприм. редактора tv.com]. Нам пришлось закрыть студию в Ванкувере, где мы снимаем шоу. Здесь, в «Сверхъестественном» теперь тишина и спокойствие (смеётся). Это ужасно, совершенно ужасно. И причины, по которым я нахожу это столь пугающим, трагичным и гнетущим не имеют ничего общего с сюжетом сериала.
На прошлой неделе около двухсот пятидесяти членов съёмочной группы покинули свои рабочие места, и это почти все, кто работает в Канаде. Это талантливейшие люди, которые день за днём посвящали себя «Сверхъестественному» и из кожи вон лезли ради этого сериала. И нам с Бобом [Сингером] пришлось их распустить. Так что всё плохо. Плохо для каждого из нас. И это очень тяжело. Я согласен, что наша забастовка необходима, однако из-за этого она не становится менее мучительной. Я только надеюсь, что руководители обеих сторон смогут сесть и договориться как можно быстрее, чтобы мы смогли вновь вернуться к работе. И да, частично я хочу этого из-за того, что хочу продолжать рассказывать эту историю, потому что я хочу продолжать рассказ о Сэме и Дине, и ещё я хочу создать как можно больше эпизодов для поклонников. Но больше всего я хочу, чтобы моя команда вновь принялась за работу. И мне ненавистна мысль, что они под праздники остались без работы.

Все надеются на то, что это скоро закончится. А сейчас, если вы не против, я задам несколько вопросов от поклонников.
Да, конечно. Иногда я захожу на ваш сайт. Он классный.

Спасибо. Какое самое нелёгкое решение, касающееся шоу, вам пришлось принять, и есть ли у вас какие-то сожаления о том, что вы сделали это так, а не иначе?
Моё самое нелёгкое решение? Это действительно сложный вопрос. Не знаю. Я хочу сказать, день за днём ты стараешься сделать как лучше. Боб Сингер однажды сказал: «Режиссёры шоу принимают решения. Эти решения должны быть быстрыми, и потому они не всегда верные». Но наша работа состоит в том, чтобы принимать решения. Так что когда ты принимаешь решение, ты никогда не знаешь, что оно самое правильное. Если тебе повезёт, то ты будешь принимать правильные решения чаще, чем неправильные. Но никто и никогда не выбивает тысячу очков. Вряд ли когда ты принимаешь решение, ты говоришь себе: «О, это сложное решение, и оно неправильное». Нет, каждый день ты говоришь себе: «Возможно, так будет лучше всего». И только когда месяц спустя ты просматриваешь эпизод, и он абсолютно отвратительный, ты говоришь: «Ну, наверное, это не самая моя лучшая идея».
О чём я жалею? Скорее всего, о том, что ввёл в историю «Дом у дороги». У этой идеи был большой потенциал, но она не сработала. Это единственный аспект второго сезона, которым я недоволен. Но, в целом, мне очень нравится второй сезон. Я очень им гордился, ну, за исключением «Дома у дороги». Так что если бы я стал делать всё заново, я бы никогда не упомянул о нём.

Когда вы подбирали актёров на роли Сэма и Дина, что именно вы искали? И что Джаред Падалеки и Дженсен Эклз привнесли в свои персонажи от себя?
Перед началом прослушивания у нас в голове уже сложились архетипы, а именно Хан Соло и Люк Скайвокер. Мы ожидали, что Сэм будет добрым, сопереживающим и милым человеком, которого зритель захочет примерить на себя, и сквозь чьи глаза зрителям захочется смотреть на эту историю. Для этого требуется совершенно уникальная привлекательность. Для Дина мы подыскивали кого-то вроде Хана Соло. Кого-то безрассудного, харизматичного, немного грубоватого и несдержанного, и который может сказать что-то не очень красивое, но это ничего, потому что это смешно. От этого мы и отталкивались.
Джареду и Дженсену обоим присущи эти черты, они покорили нас тем, насколько глубокими они представили этих персонажей. Мы были обезоружены той эмоциональностью, с которой Дженсен изобразил бесшабашного хулиганистого задиру Дина. В этом и состоит вся идея. На первый взгляд Хан Соло производит впечатление эдакого повесы, но если копнуть глубже, то вы поймёте, что это маска, и что человек, носящий такую маску делает это из-за того, что он переживает трудный период, и что если он первым бросается грудью на баррикады, то только из-за того, что у него была нелёгкая судьба. Так что он действительно придал глубину характеру Дина, и Джаред сделал то же самое с Сэмом. Да, Сэм милый и вызывает сочувствие у зрителей, но в то же время он сердитый, подавленный, временами смешной, недовольный и преданный. Всё это Джаред привносит в таком количестве оттенков, что он действительно оживляет свой персонаж, а это, как мне кажется, встречается очень редко в сериалах нашего жанра, и я этим очень горжусь. Во многом это скорее заслуга Боба Сингера и других сценаристов, нежели моя, я больше в ответе за красочные убийства. Я даже и мечтать не мог о том, насколько жизненными сделали моих героев талант и неординарные способности актёров и сценаристов.

Один из зрителей хочет знать, не позабыли ли вы о «мёртвых друзьях Мэри»? Создаётся впечатление, что вы забросили эту сюжетную линию.
Нет. Мы определённо к ней ещё вернёмся. Она очень важна, и мы раскроем её позже, правда, не скажу когда. Мы ввели эту сюжетную линию для того, чтобы зрители знали, что эта проблема не закрыта, и что мы не хотим, чтобы о ней забывали. Но нет. Мой ответ, следите за тем, что будет дальше.

Следующий зритель поднимает ещё один сложный вопрос. Создаётся впечатление, что третий сезон слишком часто обращается к христианской демонологии. Например, упоминается Люцифер. Вы и впредь собираетесь это и делать? И не думаете ли вы, что возможна негативная реакция со стороны зрителей?
Что касается негативной реакции, то нет. Мы остались этим довольны. Зрители тоже, похоже, остались этим довольны. Мы не рассматриваем это как христианскую демонологию, для нас это просто большая вовлечённость в демонологию.
В прошлом сезоне главной сюжетной темой стали дети со способностями, так что сейчас мы рады тому, что в этом году наша мифология стала более зубастой, потому что она только о самых разных демонах и о том, что эти демоны творят. Нам кажется, это очень космополитично. Мы заимствуем что-то из каждой мировой религии, из каждой культуры. Так что у нас происходит перекрёстное опыление между различными демонами, различными существами из самых разных религий.
С другой стороны, да, в этом сезоне мы больше концентрируемся на демонах, потому что они главные плохие ребята этого сезона. Это было интересно, потому что они способны на очень многое. Да и писать про них было гораздо интереснее, потому что они всегда такие изворотливые мерзавцы.

Можете ли вы описать процесс представления Руби и Бэлы без упоминания главной темы шоу, а именно путешествия братьев?
Мы всегда хотели расширить вселенную «Сверхъестественного» и ввести новых персонажей. Для нас есть только один способ сделать это: сдержанно и в умеренных дозах. Из-за того, что поклонники подчас переживают по этому поводу и хотят защитить Сэма и Дина, мы не перестаём повторять, что это только их сериал. Они два главных героя. И больше ничего. Оно всегда будет только о них двоих, о проблемах, с которыми они сталкиваются и, что самое главное, об их взаимоотношениях.
Мы ввели Руби и Бэлу, но произошло это не в эпизодах, посвящённых целиком и полностью им. Эти эпизоды были о мальчиках. И если эти женщины и появляются, то появляются они только в нескольких сценах. Они являются частью важных сюжетных событий, но это не шоу Бэлы и Руби, и уж точно они не будут вчетвером разъезжать на Импале. Эта история о парнях.
Со временем мы станем более уверены в этих персонажах, и тогда у них появятся свои собственные истории, мы узнаем девушек лучше и с разных сторон. Также у нас будет эпизод о прошлом Бобби. Вообще-то, мы рассматриваем Бобби как образец того, как надо представлять персонаж. Это произошло не сразу. Он появлялся время от времени, и зрители успели привыкнуть к нему. Кроме того, Джим Бивер — удивительный актёр, сумевший сделать это легко. Точно так же мы собираемся поступить с Руби и Бэлой. Мы не хотим ничего форсировать. Вообще-то, был один эпизод, где мы подтолкнули события, это эпизод «Алый рассвет» /3.06 Red Sky at Morning/. Думаю, это был самый неудачный эпизод в этом году, потому что он вроде как стал шоу Бэлы, и был вовсе не о том, как женщины усложняют жизнь парней. Это также и ответ на вопрос «О чём я жалею». Я жалею об эпизоде «Red Sky at Morning» (Смеётся) Это эпизод, который мне бы, наверное, не стоило снимать. Я думаю, мы сделали слишком много слишком быстро. Лучше во всём проявлять умеренность.

Последний вопрос. Я в восторге от вашего саундтрека в классическо-роковом стиле. Какая песня, по вашему мнению, лучше всего подходит для путешествия в целях уничтожения демонов?
Из тех, что мы использовали в сериале, я бы сказал, это «Back in Black» [AC/DC]. Но если у нас когда-нибудь появится шанс, что мы вряд ли когда-нибудь сможем себе позволить, это будет Led Zeppelin’овская «Black Dog».

Спасибо за то, что поговорили с нами, Эрик.
Спасибо вам.

Перевод: Subvision